August 24th, 2016

watch

Nothing to see here

Top Hillary Clinton confidante Huma Abedin played no formal role in a radical Muslim journal — even though she was listed as an editor on the hate-filled periodical’s masthead for a dozen years, a campaign rep claimed Sunday.

“My understanding is that her name was simply listed on the masthead in that period,” Clinton spokesman Nick Merrill said hours after The Post broke the bombshell story. “She did not play a role in editing at the publication.”

Merrill said Abedin was just a figurehead and not actually on staff at the Saudi-based and -funded Journal of Minority Muslim Affairs, which featured radically anti-feminist views and backed strict Islamic laws roundly criticized for oppressing women.

Только диву даешься, что можно себе позволять, располагая полным господством в прессе. У меня полно друзей-знакомых, которые про все эти штуки даже не слышали. Зато они прекрасно осведомлены обо всех интересных местах в биографиях соратников Трампа и о том, как плохо это говорит о Трампе.

Her brother, who was an associate editor, and a sister, also employed as an assistant editor, are listed as staff members.

Abedin’s Pakistani mother, Saleha Mahmood Abedin, remains editor-in-chief.

Mirrored from Gears and Springs.

watch

Obamacare

Вдогонку к предыдущему разговору про Obamacare: Vox задается вопросом – Is Obamacare failing?

Из статьи со всей ясностью следует именно это: failing, да еще как. С треском и грохотом. Во всяком случае, если сравнивать с задекларированными благородными целями и радужными прогнозами сторонников этой реформы. Зато они нашли замечательный пример, где клиента раздражало наличие выбора, потому что hassle.

Earlier this year I spoke with Kaylynn Maxfield, who recently moved from Utah to Pennsylvania with her husband and young son. Maxfield generally found signing up for Medicaid a better experience than enrolling in the marketplace.

“With the marketplace, you have so many options that it’s overwhelming, like which one do I choose, and how do I make sure I choose the right one,” she says. “With Medicaid there are three options, and you know they’re all offering the same level of coverage. It was so much simpler.”

For Maxfield, choice didn’t really matter that much. What she wanted was the ease of mind that comes with health coverage — and, for her, Medicaid offered a better experience by that metric.

А и действительно.

Хороша была идея отца Государева, упокойного Николая Платоновича, по ликвидации всех иноземных супермаркетов и замены их на русские ларьки. И чтобы в каждом ларьке — по две вещи, для выбора народного. Мудро это и глубоко Ибо народ наш, богоносец, выбирать из двух должен, а не из трех и не из тридцати трех. Выбирая из двух, народ покой душевный обретает, уверенностью в завтрашнем дне напитывается, лишней суеты беспокойной избегает, а следовательно — удовлетворяется. А с таким народом, удовлетворенным, великие дела сотворить можно.
Все хорошо в ларьке, токмо одного понять не и силах голова моя — отчего всех продуктов по паре, как тварей на Ноевом ковчеге, а сыр — один, «Российский»? Логика моя здесь бессильна. Ну, да не нашего ума это дело, а Государева.

Отмечают, правда, что есть все-таки люди, которым выбор еще нужен. И вот этим людям, значит, закон не подходит.

But there are many others who did shop, and took advantage of the choices that the marketplaces offered. These are the losers of a Medicaid-style marketplace, as the law shifts from what drafters envisioned to what health insurers are actually willing to build.

Но это не потому, разумеется, что закон плохой. Это потому, что страховщики только вот это согласились построить, хотя авторы закона представляли себе что-то совершенно другое.

Люблю Vox. Даже на фоне прочей нынешней прессы – выдающийся ресурс.

Mirrored from Gears and Springs.