February 5th, 2015

watch

Great minds think alike

А вот так выглядят теперь аргументы в пользу Sulkowicz. Параллели с кампанией против Косби, чрезвычайно остроумная блок-схема, после которой у любого мыслящего человека должны кончиться все вопросы, и сокрушительная кода: нечего тут в деталях рыться и вопросы неудобные задавать. Сказали, что было изнасилование, значит, было. И все тут. Про политику надо думать и меры принимать, а не расследованиями заниматься.

Ни дать ни взять Yakov Jerkov во вчерашних комментах. Один к одному.

UPD: ответ Sulkowicz на статью в The Daily Beast. Идея и уровень убедительности тот же, что у приведенной выше блок-схемы.

Mirrored from Gears and Springs.

watch

Какое коварство

(не могу отвязаться от этой темы, все время в ленте попадаются вещи одна другой удивительнее)

История, леденящая кровь: мерзавец прокрался в ряды борцов за правое дело борьбы с патриархатом, полицией, автомобилями и мэром Портленда, стал там авторитетным и уважаемым борцом, после чего надругался над не то девятью, не то двадцатью активистками и над одним трансом, тоже активистом.

…Noecker is particularly dangerous because of his “extensive knowledge of radical politics and social capital on the activist scene.” <...> A self-professed male feminist, Noecker was fluent with women’s issues such as body-image politics, female silencing and, most chillingly, consent. His radical-activist blog, Rebel Metropolis (briefly removed but now back), praised Alice Walker, Emma Goldman, and Julia Ward Howe. He wore a pin with a feminist fist. He was, in many ways, the image of a male ally.

Noecker’s victims argue that his behavior represents larger trends in the idea of “macktivism,” a strategy men use to pursue female activists and progressives. Their stories differed in levels of violence, but their narrative arcs were the same: He talked himself up as a radical feminist and ally, slowly introduced controlling behavior, and, while intoxicated, crossed sexual boundaries his victims had expressly laid out (and some that didn’t need to be).

Причем надругивался, подлец, будучи экспертом по проблемам согласия и предварительно тщательно выяснив, куда это согласие распространяется. Детали кровавы и отвратительны: он в основном, подобно другому мерзавцу, Джулиану Ассанжу, презервативами вовремя не пользовался, когда склонял своих жертв к близости, пользуясь знанием радикальной политики и женских проблем. И еще там примеры есть таких феминистов-насильников. Одним словом, правы радикальные феминистки: все мужики – козлы, а которые примазаться пытаются, те еще козлее намного, поскольку скрывают свою козлиную сущность. Никому веры быть не может.

Я, конечно, жертвам сочувствую, все-таки им, беднягам, сексуальные границы их нарушили, но все равно дико смешно.

Надо отписаться от Jezebel, что ли, на некоторое время. А то мироздание принимает какие-то странные очертания.

Mirrored from Gears and Springs.