February 25th, 2014

watch

Déjà vu

Был я как-то свидетелем такого исторического процесса: в одной бывшей советской республике очень озаботились вопросом о суверенитете и особенно о государственном языке. Суверенитет был достигнут очень быстро, поскольку метрополии в тот момент было не до всякой ерунды, по вопросу о языке тоже были приняты очень решительные решения. Часть республики, предпочитавшая другой язык и удобно расположенная за речкой, тоже провозгласила независимость – уже от свежеобразованного суверенного государства. Лингвистические разногласия попробовали было решить военным способом, но из этого ничего не получилось, поскольку воевали с обеих сторон в основном приезжие долбоебы, местное же мобилизованное население, по слухам, бегало по ночам друг к другу в окопы и по привычке совместно бухало. Война продолжалась не слишком долго и была между делом прекращена волевым решением генерала из метрополии. У власти по обе стороны речки оказалось, как водится, всякое говно, и началась новая жизнь. С тех пор прошло четверть века, оба независимых государства (одно, впрочем, по сей день никем не признанное) расположены на прежнем месте, говорят на разных языках, прекрасно друг друга понимают, живут же не то что очень хорошо, но и не так чтобы прямо уж совсем плохо. Бывает и хуже.

Это я к чему: нет ничего нового под солнцем.

Mirrored from Gears and Springs.