August 15th, 2012

watch

До последней капли крови

Прошлой осенью, когда только началось дело Сандуски, я предлагал университет сжечь, а образовавшийся пустырь засыпать солью. И думал при этом, что это я так шучу.

Между тем шутить, когда дело касается педофилии, надлежит осторожно. Сегодня сообщили, что Penn State получил предупреждение насчет их аккредитации.

Вряд ли, конечно, дело дойдет до отзыва аккредитации, но масштабы репрессий все равно впечатляют. От их футбольной программы уже остались рожки да ножки, статую покойного Патерно снесли нафиг, и выплат университету предстоит столько, что есть опасения, сможет ли Penn State их выдержать.

Сандуски тем временем собирается писать в узилище книгу. “Как я убил Penn State”, вероятно.

Mirrored from Gears and Springs.

watch

Pro-choice

Какой-то тип устроил стрельбу в оффисе анти-абортной организации.

The suspect “made statements regarding their policies, and then opened fire with a gun striking a security guard,” a source told Fox News. WJLA-TV7 reported the suspect was also shot.

Sources told Fox New that after guard took away his gun, the suspect said, “Don’t shoot me, it was not about you, it was what this place stands for.”

Первый случай анти-анти-абортного терроризма, если не ошибаюсь.

Предрекаю этому событию ту же судьбу, что постигла попытку подрыва моста в Кливленде анархистами из Occupy и взятие заложников в Discovery Communications долбанутым энвайронменталистом. Пресса про него тихо забудет, а вместо этого будет публиковать вдумчивые анализы, рассказывающие, что весь доморощенный терроризм происходит исключительно справа.

В защиту левых террористов, впрочем, можно сказать, что у них обычно ничего не получается. То на собственной бомбе подорвутся, как те ребята из Weather Underground, то взрывчатку у ФБР закупят, то просто не попадут ни в кого. Правые, когда берутся за дело, стреляют гораздо точнее, а взрывчатку делают сами.

Mirrored from Gears and Springs.

watch

“Послушайте, Штирлиц, какую я песню написал!..”

Лыжи у печки стоят Ахиллеса, Пелеева сына;
Птицам окрестным и псам гаснет закат за горой.
Месяц кончается март: славных героев низринул.
В мрачный Аид и самим скоро нам ехать домой.

Нас провожают с тобой герой Ахиллес благородный,
Пастырь народов Атрид и гордый красавец Эрцог.
Нас ожидает с тобой Феб, царем прогневленный:
Язву на войско навел, марево дальних дорог.

Вот и окончился круг, слову царя покоряся.
Прочь удались и меня помни, надейся, скучай!
Снежные флаги разлук непрестанно пылали по стану,
Частые трупов костры вывесил старый Домбай.

Что ж ты стоишь на тропе, ложе со мной разделяя?
Ткальньй стан обходя, что ж ты не хочешь идти?
Нам надо песню допеть и принять блистательный выкуп;
Чествуя Зевсова сына, нам надо меньше грустить.

Снизу кричат поезда криком всеобщим ахейцев,
И от пагубной язвы, правда, кончается март.
Ранняя всходит звезда, смертоносными прыща стрелами;
Быстро с Олимпа вершин где-то лавины шумят.

©bukin. Via stas, большое ему спасибо.

Mirrored from Gears and Springs.