April 28th, 2008

watch

Очень Страшный Суд

Внимательно прочел холмогоровский гимн фреске Рыженко в якутском кафедральном соборе. Ну и фреску рассмотрел, спасибо Холмогорову, в деталях. Холмогоров говорит, что его эта фреска потрясла и перевернула.

Радовался, рассматривая, как ребенок.

Судя по фреске, немаловажным пунктом программы проведения Страшного Суда будет попытка воинства Господня вскипятить океан вокруг статуи Свободы из чего-то вроде огнеметов. Каждый атомно-православный художественный патриот знает, что Манхаттан простоит во всей силе и славе своей до Судного дня, несмотря на рецессию, Обаму бин Ладена и цену на бензин. Иначе как ангельским вундерваффе с Америкой не справиться. Остается лишь молиться, поститься и слушать радио Радонеж.

Не исключаю, впрочем, что ангелы там просто охотятся на Годзиллу - скорее всего, она и им до смерти надоела, а у нее там, как известно, гнездо.

Остальные пункты программы тоже хороши. Страшный Суд, учит нас Холмогоров, проводится в интересах русского народа. Совершенно непонятно, с какой стати; любой прихожанин могучей TUCC знает, что Христос - негр и говорит на эбонике, а на фреске, заметим, ни одного чернокожего. Даже в американском аду. Ну, для Якутска простительно незнакомство с такими деталями; но почему одесную Христа происходит малообъяснимый бардак? Ожившие мертвецы лезут куда попало. Герой Советского Союза на переднем плане, к примеру, собрался покидать могилу, нагло повернувшись к Господу вообще спиной. В принципе, это понятно: старец болезненно держится за голову, а на лице у него написан вопрос “сколько же я вчера выпил”. Тут не до направления. Не совсем понятным осталось, отчего Холмогоров считает, что этот ветеран осеняет себя крестным знамением. Ну, с Холмогорова станется - он еще и находит старца похожим на Курчатова: надо же добавить православию атомности. Святой мученик Евгений, тоже расположившись к Суду задом, с интересом смотрит в сторону казнимой Америки. Его тоже можно понять: шестая рота в полном составе сразу оказалась прямо на небесах, а ему почему-то, несмотря на святость, приходится обниматься с тяжеленным крестом. А рядом какому-то мусульманину в мундире ангел просто показывает пальцем, куда смотреть. Чтоб не отвлекался, видимо. Ангел при этом имеет вид работника службы технической поддержки к концу рабочего дня, до крайности озлобленного идиотизмом клиентуры, но еще улыбающегося, чтоб не уволили. Неудивительно: одного крыла у ангела уже не хватает, а сзади видна православная поселянка, которая явно заинтересована не Судом, а ангельской задницей. Тяжелая работа.

По поводу дамы в деловом костюме, которая привлекла внимание многих восхищенных зрителей, я остался в недоумении. Гипотеза о том, что это блудница с жертвами абортов, представляется мне не слишком оправданной. Может, она пытается спасти детей, по оплошности художника ввергаемых в преисподнюю, а нимб просто потеряла в толчее. Скорее всего, впрочем, художник хотел показать попытку хлебнуть на посошок крови христианских младенцев. Только сделал это неуклюже, как и все остальное, оставив излишний простор для интерпретаций. А всего-то надо было ясно написать на бэджике, что он имел в виду, как это карикатуристы делают.

Еще впечатляет змей, выполненный в виде газопровода из труб большого диаметра, еще тех, видимо, полученных от супостата в рамках сделки “Газ-трубы”. Я было сначала решил, что это тентакль проснувшегося в американском аду Ктулху, но, присмотревшись, обнаружил, что змей, на сварных швах которого наблюдается православное граффити, довольно убедительно преследует улетающего от него в панике ангела.

Одним словом, куда ни глянь, сплошь интереснейшие мелочи, много говорящие нам о современной атомно-православной картине мира. Рекомендую.

Что жаль, это что не случилось мне посмотреть, как это все Холмогорова потрясает и переворачивает. Величественное должно было быть зрелище.





Опубликовано в Записках Часовщика. Комментировать лучше там, но можно и здесь.